Тринидад и Тобаго (mova) wrote,
Тринидад и Тобаго
mova

Categories:

Невероятные приключения в выпускной вечер // Часть вторая, отрицательная

Снова я приветствую вас, дорогие читатели!

Ну что, жаждите узнать продолжение волшебной истории о том, что произошло на выпускном балу? О, тогда слушайте внимательно! Ведь эта ночь собрала в себе всё, что подобает настоящей сказке – здесь есть место и злой ведьме, и тёмному лесу, и кровожадным разбойникам. Не верите? Конечно, нынешняя действительность не приемлет всех этих сказочных атрибутов, но прозорливый читатель разберётся, кто есть кто. Его не провести.

Итак, продолжение!

* * *

Как вы помните, закупившись коктейлем, уже совсем весёлый, я пошёл искать среди десятков и сотен выпускников кого-нибудь, с кем можно было бы провести время. Так, знаете, задушевно, по-человечески. Довольно быстро я нашёл тех девушек, с которыми договаривался провести этот праздничный вечер. «Что ж, отлично!», - сказал я сам себе.

Пока сцену, на которой вручали дипломы, и близлежащую территорию переоборудовали под танц-пол, мы пошли прогуляться по близлежащим местам. А места там чудесные! Поля, широкая, но мелкая река, холмы кругом – настоящий рай для художника! Да и любому другому человеку здесь будет приятно гулять. Тем временем, я допил свой последний на этот вечер коктейль. Стало смеркаться.

Наконец, сцену приспособили под дискотеку, и заиграла музыка. Неспешным шагом мы пошли туда, где собрался весь народ. Девушки быстро нашли свою компанию из вечерников, сел и я с ними. Танцевать мне не хотелось, зато я жаждал общения. Так уж сложилось, что я, когда выпью, очень люблю поговорить. В этот вечер я не хотел изменять своим принципам, но, вот незадача, собеседника для меня не нашлось! Вечерники пили, болтали между собой, что-то кричали, а я стоял среди них и чувствовал, как будто бы меня там и нет. Вернее я там был, но вот никто другой меня не видел. С кем я ни пытался заговорить, завязать беседу – никто не отвечал. Будто бы я на один вечер превратился в человека-невидимку. К сожалению, это был самый неподходящий вечер для подобного превращения.


Я стоял в толпе, но, одновременно, и вне её.

Постепенно я начал трезветь. Всё вокруг начало становиться просто невероятно противным – омерзительные вечерники, гогочущие и жрущие водку из горла, шлюховатые девушки, ещё пару часов назад шедшие под руки со своими родителями за почётными грамотами, а теперь дающие каждому, кто захочет, местечковые клоуны-юмористы, ржущие над своими же дерьмовыми шуточками. С каждой минутой вся эта вакханалия становилась мне всё более и более отвратительна. В тот момент я их всех ненавидел.

В один момент всё это стало для меня настолько невыносимым и омерзительным, что я почувствовал, что меня сейчас вырвет. По-настоящему, физически. Я встал и пошёл по направлению к туалету. Стоит напомнить, что ещё перед началом официальной части выпускного вечера мне подарили бутылку виски в большом бумажном мешке. Туда я сложил свой диплом, и носил весь вечер с собой. Так вот, в тот момент, пока я шёл в туалет, у мешка внезапно оторвались ручки. Мне повезло – бутылка упала на траву, диплом остался не залит дорогим алкоголем. Я подхватил горе-мешок под мышку и побежал в туалет.

Долго ли, коротко ли, свои дела я сделал и вернулся назад. К тому моменту я окончательно протрезвел, ум стал ясен, и я понял, что это как раз тот случай, когда на все договорённости можно наплевать, и пошёл искать своих однокурсников.

Я обошёл по кругу всю дискотеку, потом всё здание, потом ещё раз дискотеку. Никого нет! В этот момент я вспомнил, что выйдя из туалета, я видел как в даль уезжал один из автобусов, на котором мы приехали ко дворцу. Я позвонил Антону – да, все они были в автобусе. Мат звучно раскатился по окрестностям, заглушил музыку дискотеки, перелетел через реку, распугав стаю уток, которая, крякая, взвилась в небо, и скрылся среди холмов на противоположном берегу.

Делать нечего, я вернулся обратно. Былая ненависть меня уже покинуло, присутствовало лишь всеобъемлющее разочарование. Я немного постоял среди уже вконец нажравшихся вечерников, и пошёл танцевать. Только я зашёл на танц-пол, как через громкую связь объявили, что буквально через минуту отходит последний автобус в Ригу. Кто не успеет – будет добираться самостоятельно. Перспектива заночевать на лужайке, пусть и перед дворцом, меня совершенно не радовала. Поэтому в одну руку я схватил свой рваный мешок, в другую зачем-то сгрёб тех самых наших старых знакомых девушек, и поволок всю эту безжизненную кучу к автобусу. Просто каким-то чудом в переполненном автобусе оказалось рядом два свободных места, куда мы и втиснулись втроём.

Автобус проехал буквально 5 минут, как девушка, сидевшая посередине, сделала достойное заявление, что её сейчас будет рвать. Со скоростью молнии я вытряхнул её сменную обувь в свой многострадальный мешок, а ей подставил кулёк, в который она благополучно блевала всю дорогу. Разумеется, кулёк с продуктами пищеварения мне пришлось держать всю дорогу, и, разумеется, в во время одного из резких поворотов, она наблевала и на меня. Не сильно, совсем чуть-чуть, но осадок остался.

В промежутках между рвотой она начала причитать, что её в Испании ждёт мужчина. Что это будет большой позор, если он узнает, что она так нажралась, и вообще, это у неё первый раз такое. Каждый раз, когда рвотные позывы прекращались, она поднимала на меня свои мутные глаза и жалобно произносила: «У меня есть мужчина!».

Потом она начала умолять своих подруг проводить её до дома, так как сама бы она не доехала. Подругам же было абсолютно наплевать на неё – они продолжали пить, веселиться, и отвечали, что они не могут её проводить, так как идут в клуб. И вообще, мол, ничего страшного в этом нет – сама сможешь добраться до дома.

И в этот момент мне стало её просто по-человечески жалко. Я вспомнил, как пару часов назад на меня также никто не обращал внимания, и каково это было. Я вспомнил, как в былые годы и сам напивался до подобного состояния, и никогда никто из моих друзей не бросал меня – каждый раз кто-нибудь проводил до порога. Мне стало её искренне жаль, и я предложил проводить её до дома. Он снова начал заикаться про мужчину в Испании, но, видимо, быстро сообразила, что в тот вечер ей больше никто не поможет, и согласилась.

По приезду в Ригу я выкинул в мусорник кулёк, полный рвотных масс, в одну руку взял свой мешок, в другую руку – свою незадачливую спутницу, и мы побрели на остановку.

Автобус не заставил себя долго ждать. Но всё то время, что мы просидели на остановке, она твердила, какой я хороший, как сильно я ей помогаю и как она мне благодарна. Конечно же, между каждой фразой она не забывала вставлять про своего мужчину, но, честно говоря, для меня это была уже не новость. В автобусе она ещё ненадолго продолжила свой монолог, но быстро заснула.

Проехав около половину пути, она резко вскочила. «Опять! Опять тошнит!», - успела сказать женщина испанца, после чего работы для уборщицы автобусов прибавилось. К счастью, тошнить уже было нечем, поэтому я дал ей свой носовой платок, которым она смогла утереться.

Мы вышли в Зепниеккалнсе – это самая что ни на есть окраина Риги, большой спальный микрорайон и оплот асоциальных личностей. Впрочем, во всех городах есть такие окраины. Посидев немного на лавочке, мы пошли к её дому. Наш путь лежал вдоль круглосуточного центра игральных автоматов, около которого толпились люди. Беглого взгляда хватило, чтобы понять, что все они как один – личности с интересным прошлым. Но, вот мы и у дома.

Мы сидели на ступеньках в её подъезде, она горячо меня благодарила, и высказывала сожаление, что дома у неё родители и пустить меня переночевать она не может. Но, в благодарность за помощь она пообещала… прислать мне фотографии с выпускного. Что ж, спасибо!

Я вышел из дома. Стояла тёплая июльская ночь. Только-только началась суббота.

На часах было всего 0:20 ночи, а первая электричка в Юрмалу – в 6 утра. Я огляделся по сторонам, поправил подмышкой мешок, и побрёл в обход игрового притона к автобусной остановке.

В темноте неосвещаемой остановки кто-то сидел. Я подошёл к расписанию – до автобуса оставалось 30 минут. Полчаса ожидания в не самом дружелюбном месте. Я немного отошёл от остановки, и присел на корточки. Ну, что б хоть издалека походить на местного.

«Да ты не бойся, садись», – раздался голос из тёмной остановки. В такие моменты нужно либо бежать, либо не бояться. Бежать мне было некуда.

На остановке сидел классический гопник. Я думал, что такие остались в ранних 90-х, но нет. Оказывается, они до сих пор живут среди нас. Гопник начал спрашивать, кто я и откуда, куда еду и зачем. Ответы на эти традиционные вопросы, судя по всему, были не интересны, потому что практически сразу он начал рассказывать про себя С про то, что он и сам не местный, а просто пил в баре, а сейчас ждёт, когда за ним друзья заедут. Рассказал, как она кидает таксистов, и всегда уходит не заплатив.

После того, как эти занимательные истории подошли к концу, он пристально посмотрел на мои туфли, и заметил: «Красивые у тебя туфли. Дорогие, да?». Сам же он сидел в каких-то драных шлёпанцах. На что я ответил, что, мол, туфли никакие не дорогие, а с базара, просто выглядят так, потому что я их хорошо начистил. После этого я вспомнил, что лучшая защита – это нападение, и начал рассказывать, как у меня плохо с деньгами, не работы, все друзья давно заграницей, и я сам планирую валить. Гопник не на шутку загрузился, и всё оставшееся время молчал. Вскоре подъехали его друзья, он пожелал мне удачи и отправился по своим делам.

Только он уехал, как к остановке подошла группа из 6 человек. «Заговорить им зубы будет куда сложнее», – сразу понял я. Какое-то время они стояли и смотрели на меня из темноты, а я сидел на скамейке и смотрел в темноту на них. Ситуация была напряжённей, чем во время карибского кризиса.

«Да это же выпускник!», – сказал кто-то из толпы – «А ты что тут делаешь?». Сказать, что я был в шоке – не сказать ничего. «Автобус жду», – ответил я. «Так поехали с нами в клуб – сейчас такси подъедет», – предложил тот парень. «Нет, мне сегодня уже не до клуба, но вот если докинете до центра – буду рад!», – предложил я. «Да без проблем», – ответила мне незнакомая группа из 6 человек.

По дороге в центр Риги я созвонился с Антоном, от которого узнал, что она всё ещё в старом городе, и попросил подождать меня. Когда я встретился с остальными однокурсниками, то узнал, что одного из них буквально только что бросила девушка. Чтобы сгладить боль утраты, он предлагает идти к нему в гости, и пить, пить, пить. Дополнительных приключений этой ночью мне не хотелось, поэтому я рассказал им свою историю, и предложил где-нибудь спокойно провести остаток ночи. Все, кроме парня с разбитым сердцем, согласились, что моя история куда драматичнее, и пошли со мной спокойно коротать остаток ночи.

До самого утра мы просидели в одном из дворов полуколодцев, разговаривая и шутя. Это было по-настоящему приятно, и, несмотря на утреннюю сырость, уютно. А когда мы вышли, чтобы проститься друг с другом перед началом взрослой жизни, над дальним концом проспекта взошло большое ярко-красное солнце. Оно осветило нас, единственных прохожих, своими лучами, ознаменовав начало нового дня.

Мы простились, и поехали по домам.

Большую часть людей, упомянутых в этом рассказе, я больше никогда не видел после Выпускного вечера.

Невероятные приключения в выпускной вечер // Часть первая, положительная

Добавляйте в друзья, читайте новые посты первыми! И не забудьте подписаться на мой Twitter_bird_iconTwitter!
Tags: Институт, Люди, Праздник
Subscribe

promo mova november 14, 2018 16:27 2
Buy for 10 tokens
Я не иду в ногу со временем и не поддаюсь модным течениям (а иначе бы уже давно «творил» не в ЖЖ, а, например, в Инстаграме и Ютубе), поэтому спешу анонсировать, что теперь у вас, дорогие мои читатели, появилась чудесная возможность подписаться на ежемесячную рассылку по электронной почте, которая…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments